«У одних закончились места, у других — сострадание»

«У одних закончились места, у других - сострадание»

Фото: из открытых источников

На фоне коронавируса власти самоустранились от забот о братьях наших меньших и обрекли их на смерть. Есть ли спасение для собак и кошек в период пандемии, выяснял СеверПост.

Живая куртка

Эта история мало отличается от других. Волонтер общественного приюта, выйдя на прогулку с собаками, увидела куртку, брошенную на землю, внутри которой кто-то жалобно пищал и копошился.

Очередных подкидышей (их было семеро), брошенных на произвол судьбы, оставили под забором. Между тем, на дороге работал грейдер, угрожая огромным ковшом закопать живьем щенков под снегом.

Их накормили, приласкали, но дать постоянное жилье не смогли.

«На сегодняшний день общественный приют не может никого взять. Количество питомцев перевалило за 230, в вольерах живут 143 собаки. Мест объективно нет», — вздыхает руководитель общественного приюта Оксана Анчишкина.

Волонтеры попробовали их пристроить в Центр временного содержания, но там нашлась очень веская причина для отказа.

«У одних закончились места, у других - сострадание»


Бесплатный цирк

«У нас — карантин», — цитируют слова диспетчера Центра временного содержания животных общественники.

Может, кому-то представляется, что помощь животным, да к тому же не своим, а чужим или бесхозным — занятие странное, особенно в период серьезного кризиса, когда людям нужно спасать самих себя. Но животным, по словам волонтеров, еще хуже.

«Большинство этих четвероногих созданий физически слабы и не в состоянии самостоятельно обеспечить себя пропитанием. А муниципальное учреждение явно самоизолировалось от всех проблем», — добавляет Оксана Анчишкина.

По словам зоозазщитницы, только в Мурманске примерно 3 000 бездомных собак.

Приют – общественная организация мурманского добровольного благотворительного общества защиты бездомных животных, которая открылась 24 года тому назад.

Общественный приют обеспечивает содержание (при необходимости пожизненное), лечение, дегельминтизацию, вакцинацию, стерилизацию животных, попадающих в приют.

При этом основная нагрузка по регулированию численности животных ложится именно на Центр временного содержания животных.

«У одних закончились места, у других - сострадание»

Помочь, нельзя прогнать

«Мы никогда не решим вопрос с бездомными животными, если основным видом деятельности областного Центра временного содержания является передержка домашних питомцев в гостинице, реклама которой обещает, что оставленные животные будут себя чувствовать как дома. Вот потому уличных бродяг несут общественникам, которые выживают только за счет частных средств добрых людей», — уточняет Анчишкина.

При этом, по словам общественницы, главной целью волонтеров является не содержание домашних собак в приюте, а устройство брошенных животных в семьи.

Как отмечает руководитель общественного приюта, работа подобных организаций должна быть абсолютна прозрачна: с фото и видеоотчетами о каждой устроенной собаке и отчетами за каждый выделяемый им рубль.

«Сегодня многие семьи остались без средств к существованию, но хотелось бы привлечь внимание властей к проблеме животных, особенно сейчас, в период пандемии, которая неизвестно, когда закончится», — подытоживает Оксана Анчишкина.

По мнению зоозащитницы, главная отличительная черта человека — сострадание, которое проявляется в заботе о тех, кому еще сложнее.

Источник